Abonează-te la podcastul „Sunt Bine” aici și lasă-ne o recomandare :


Екатерина сколько себя помнит всегда боялась воды. Ее трясет всякий раз, когда она оказывается у бассейна или моря. Екатерине 32 года, живет она в Милане. На точно помнит момент, когда возник  и окреп этот страх, будто это было вчера.


Екатерина, 32 года, Милан

«Мы с подругой и одноклассниками были на озере, отдыхали. В какой-то момент ребята пошли купаться. Я не осмелилась, потому что всегда боялась воды, но один из наших друзей решил внезапно толкнуть меня в воду, исподтишка, вопреки моему нежеланию купаться. И тогда я поняла, что вода — самый жуткий мой страх, я вообще не знала, что с этим делать».

Под водой мысли остановились, девушка чувствовала, как исчезает реальность, страх парализует сознание. Ребятам удалось вытащить ее из воды. У нее были посиневшие губы, пришла в себя она спустя несколько мгновений, закашлялась. И с первым глотком воздуха осознала, что теперь она всегда будет боятся воды. Происшествие на озере она переживала во снах еще многие годы.

Екатерина, 32 года, Милан: «Меня начала мучать бессонница, я боялась заснуть и проснуться от удушья, которое казалось вполне реальным. Во сне я переставала дышать, просыпалась — мне  казалось, что я действительно утонула. Больше всего хотелось преодолеть этот страх, расслабиться ночью, а не переживать регулярно этот кошмар».

Страх — одна из шести базовых врожденных эмоций человека, наряду с гневом, счастьем, отвращением, печалью и удивлением. Страх — абсолютно естественное чувство, которое сигнализирует нам о близкой опасности. Бывают ситуации, когда чувство страха чрезмерно и навязчиво, а реальной угрозы нет — тогда это серьезно влияет на жизнь человека. В таких случаях говорят о развитии фобии. Когда нам страшно, у нас потеют ладони, мы бледнеем, учащается дыхание и сердцебиение, ускоряется кровообращение. Вот как описывает свои ощущения в моменты страха Алекс, ему 31 год, он из Кишинева:

Алекс, 31 год, Кишинев: «Я боюсь абсолютной темноты, кромешной тьмы, когда вообще ничего невозможно различить. Пугает меня не уличная темнота, а комнатная, внутри помещений. И не потому что я боюсь монстров, чудовищ — нет, это что-то другое. Когда этот ужас охватывает меня, все выходит из-под контроля. Когда прихожу в себя, ничего не вижу, чувствую нехватку воздуха, задыхаюсь, пытаюсь включить свет, кажется, будто провалился в какую-то трубу и не могу выбраться. Все это очень неприятно».

В ходе исследований специалисты выявили сотни видов страхов и фобий. Американская психиатрическая ассоциация выделяет множество категорий: боязнь природных условий, например, воды, высоты, землетрясений. Фобии, связанные с определенными ситуациями — это может быть страх полета или закрытых пространств. Могут быть фобии, связанные с медицинскими процедурами, боязнь насекомых и другие зоофобии.

Например, боязнь птиц или орнитофобия. Юлия живет в Бухаресте, ей 34 года. По ее словам, мало, кто понимает, что это за страх. После многократных попыток анализа воспоминаний, Юлия поняла откуда это взялось.

Юлия, 34 года, Бухарест: «Я помню, больше чем уверена в этом, был такой эпизод: я проходила через гостиную, когда мои родители смотрели фильм «Птицы» Хичкока, мне его не разрешили смотреть, и родители были правы. Словно по иронии судьбы, я успела увидеть эпизод, когда птицы нападали на людей и выклевывали глаза. И мне кажется этот сюжет остался со мной».

Страх окреп в ее душе после того, как двоюродный брат, с которым они выросли вместе, начал находить мертвых голубей вблизи дома и дразнить ее. Это были слишком сильные впечатления для девочки 7-8 лет. Ее начали мучить кошмары, во сне ее преследовали птицы, истязали ее, и будто превращались в чудовищ под ее кроватью. Иногда эта боязнь обретала причудливые формы.

Юлия, 34 года, Бухарест: «Одна из моих скрытых вялотекущих проблем связана с перьями. Я не переношу перьевые подушки. В детстве для меня было пыткой спать на подушках из перьев в деревне у бабушки в Марамуреше. Это были громадные подушки, я просыпалась ночью и кричала, что перья из подушки кусают меня. Когда появились антиаллергенные подушки, с поролоновым наполнителем или с чем там они сейчас, моя жизнь изменилась к лучшему».

Чувство страха может сопровождаться ощущением кома в горле, болью в желудке, сдавливанием в груди, тремором рук. Порою кажется, что страх парализует все тело человека. За страх в человеческом мозге отвечает миндалевидное тело — область мозга миндалевидной формы, играет ключевую роль в формировании самых сильных человеческих эмоций, в том числе страха. Психолог Инна Красножон рассказывает подробнее об этом процессе:

Инна Красножон: «Миндалина похожа на лампочку, которая находится между верхним и нижним отделами головного мозга, и она как бы ждет сигнала, чтобы включиться. И включение миндалины означает, что мы напуганы, испытываем чувство растерянности, мы думаем, что всё, не справляемся, земля уходит из-под ног. Фактически миндалина сигнализирует, что берет на себя контроль над ситуацией и подготавливает нас к возможной опасности, поэтому в нашем теле и происходят такие реакции. Люди не понимают как работает этот механизм, начинают паниковать, может развиться даже паническая атака.

Лампочки в мозге у Алекса и Андрея включаются при виде собак. Им обоим за 30, и оба, выходя на улицу, всякий раз пытаются обезопасить себя. Алекс, например, готов идти в обход несколько кварталов, чтобы не нарваться на стаю собак, а в острой ситуации может перебежать дорогу в неположенном месте, лишь бы избежать встречи с животными.

Иллюстрация: Анна Григоровская

Алекс, 31 год, Кишинев: «Этот страх я осознал еще когда жил в селе Рэдоая. Крестная отправила меня к другой крестной, я должен был отнести помидоры. Нужно было пройти по улочке, где почти в каждом дворе было множество собак. И для меня это было просто пыткой. С тех пор страх укоренился во мне, в такие моменты я не могу себя контролировать. Понимаю, что это чувство всегда со мной, стараюсь хоть иногда не думать об этом, про себя пою Битлз, надеясь, что этот ужас сам собой исчезнет. Я часто говорю, что с людьми в темном переулке можно договориться, и даже отдать сумку, деньги, а с собакой, которая бросается на тебя — договориться невозможно».

Следующий наш герой — Андрей, кроме всего прочего, он — автор музыкальной дорожки нашего подкаста. Он рассказывает, что на велосипеде ездить по Кишиневу спокойно и безопасно не может. При этом в целом он хорошо относится к собакам. Когда был школьником, ходил выгуливать соседского пса — немецкую овчарку, он была крупнее его самого. Андрей начал опасаться их, когда однажды на него напали две бездомные собаки. Теперь он пытается предупредить такие ситуации во время велопрогулок.

Андрей, 34 года, Кишинев: «Я прочитал множество советов, что делать, когда нападают собаки, и пусть я знаю все эти способы, всякий раз испытываю себя на прочность, когда еду в горку со скоростью 10 км/час, а навстречу мчится собака. Был забавный случай: ехал я на велосипеде и услышал звуки, оглянулся — за мной несутся 4-5 собак. Так стремительно, что не успевают лаять. Тогда мне повезло — дорога была ровной, удалось разогнаться до 35-40 км/час. Хотелось бы пореже оказываться в таком окружении, но в целом мне нравятся собаки, они такие милые».

Когда возникают страхи? Чаще всего в детстве и подростковом возрасте, — говорит психолог Инна Красножон.

Инна Красножон: «Важную роль играет мышление, способы познания, сформированные до 18 лет. Имеет значение и что мы транслируем нашим детям, поскольку опыт, полученный до 8 лет — очень-очень важен».

Страхи, сформировавшиеся в детстве и юности, могут быть преходящими. Но если чувство страха закрепилось в жизни взрослого человека, маловероятно, что оно исчезнет само по себе. Страх может развиться в результате травмы — так произошло в жизни Анны-Марии. Она боится агрессивных людей из-за пережитого насилия со стороны отца.

Анна-Мария, 19 лет: «С малых лет я помню, что он всегда отвратительно себя вел. Иногда я даже не ночевала дома, потому что это было невозможно. В память врезался один эпизод, который очень повлиял на меня. Мы готовились к постановке социального театра, координатор предложила мне выступить в роли мамы, которая громко ругает ребенка, совершившего какой-то проступок. И когда координатор начала объяснять мне как громко я должна кричать, что говорить, я разрыдалась… не смогла сыграть эту роль. Больше я не играла родителей в этой постановке, и мне очень неприятно вспоминать этот случай на сцене».

Все изменилось в тот день, когда Анна-Мария, ее мама и две сестры решились уйти из дома.

Анна-Мария, 19 лет: «Это был психологически сложный день. Утром мы с сестрами были у подруги поблизости, мама осталась с папой дома. Он был пьян с самого утра, избил ее, когда мы вернулись домой, мама была в плохом состоянии, решение она приняла быстро: «девочки, мы уходим прямо сейчас, так больше не может продолжаться». Мы взяли с собой самое необходимое, что успели, одежду, но он не позволял нам выйти из дома. Мы буквально сбегали. Сейчас я чувствую себя в безопасности, мы все стали немного счастливее».

Для человека бояться, испытывать страх — вполне естественно. Мы люди, а не роботы. Но как быть, когда мы сталкиваемся с воображаемыми монстрами под кроватью? Некоторые наши слушатели, с которыми удалось пообщаться, свыклись со своими страхами. Другие попытались спрятать их в самые глубины сознания. Но были и те, кто решил бороться и победить свои фобии. Помните Юлию и Екатерину, которые в начале подкаста рассказывали о своих страхах? Юлия боится воды, а Екатерина — птиц. Что же предприняли девушки для преодоления страхов, и что со временем открыли в себе?    

Юлия, 34 года, Бухарест: «Однажды я была на средневековом фестивале в Сигишоаре, туда съехались совершенно разные люди. И среди них были те, кто спасает раненых хищных птиц, они выкармливают, выхаживают и приручают филинов, сов,

ястребов, коршунов и других. Птиц этих можно погладить, надев на руку специальную перчатку, и у меня получилось это сделать. Мне удалось потрогать маленькую сову, мне казалась она наименее страшной из всех, клюв у нее был короткий, я выдержала несколько минут, нет, преувеличиваю — несколько десятков секунд, и сова,  скорее это был совенок, испугалась, начала хлопать крыльями. Это был жуткий момент. Не скажу, что я избавилась от фобии, но сейчас, когда задумываюсь об этом, понимаю откуда это и как быть. Просто теперь, когда я вижу голубя, перехожу на другую сторону улицы».

Екатерина, 32 года, Милан: «Как ни странно, но преодолеть страх воды можно с помощью плавания. Первый маленький шажок я сделала когда записалась на курсы, на которых меня могли научить плавать. Да, плавать я научилась, но страх воды иногда возникает, я стараюсь не допустить, чтобы он взял верх надо мной, и я продолжу бороться с этим, пока в воде мне не будет так же комфортно, как и на суше».

В свои 17 лет Мэдэлина из Шолдэнешть успела преодолеть свой самый большой страх — боязнь выступления на публике. Столкнулась она с этим в 5-м классе, когда нужно было перед целым классом рассказать наизусть стихотворение. Всякий раз, когда она оказывалась в подобной ситуации, эмоции захлестывали ее. Но ни разу это чувство не стало препятствием для Мэдэлины.

Мэдэлина, 17 лет, Шолдэнешть: «В 9-м классе я участвовала в республиканской олимпиаде по румынскому языку и литературе, у меня было устное задание. Мне точно было, что сказать, но я не смогла завершить выступление. Поборола ли я этот страх? Да. Было нелегко, но мне удалось. Театр оказался одним из самых верных способов, с его помощью я научилась контролировать эмоции. Сотни репетиций, роли, долгие часы риторики — и я преодолела его».

То, что проделали Юлия, Екатерина и Мэдэлина интуитивно — один из известных методов лечения при страхах и фобиях, метод постепенного воздействия или погружения. Это не самый легкий способ, поскольку человеку нужно сделать усилие, выйти из зоны комфорта, но постепенное погружение помогает преодолеть фобии, страхи и тревожные состояния, поясняет Инна Красножон.

Инна Красножон: «Беспокоиться, тревожиться — это нормально, но хорошо бы знать, что делать нам с той мыслью, от которой нас захлестывают эмоции. Пока человек запирает свой страх на замок, пока у него неизвестно сколько замков, потому что он боится общественных пространств, пугается незнакомых людей или опасается взаимодействовать с кем-то, он не сможет раскрыть себя, и тем самым навешивает еще один замок, это подпитывает его иррациональное убеждение в том, что кто-то может ему навредить. Самое верное средство — постепенное погружение в социальную среду, чтобы убедиться, что ничего плохого не произойдет».

Испытывать страхи, бояться чего-то — это нормально, —подчеркивает психолог, но мы не должны переживать всё это ежедневно. Если состояние страха и тревоги доминирует продолжительное время, больше полугода, стоит обратиться за помощью к специалисту. Так поступила Александра, ей 27 лет, живет она в Клуже. К психологу девушка обратилась когда поняла, что ее боязнь не реализоваться в жизни, не преуспеть — превратилась в постоянную тревогу. Произошло это несколько лет назад, когда она нашла «идеальную работу».

Александра, 27 лет, Клуж: «Устраиваясь на работу, я честно сказала, что у меня нет двух лет стажа, только проекты в университете и совсем небольшая практика. Мне сказали, что это — не проблема. Когда взялась за работу, меня бросили в самое пекло, относились ко мне так, будто у меня огромный опыт, а я просто не стараюсь. И каждый день я подвергалась психологическому насилию со стороны старших коллег. Практически за каждую ошибку, допущенную при редактировании из-за отсутствия опыта, на меня ежедневно кричали, у этого человека от ярости вдувались вены на шее, мне казалось, что от его крика дребезжат стекла. Я выросла в семье, где скандалы и эмоциональное насилие были в порядке вещей, происходящее на работе стало триггером — и страхи и тревоги захлестнули меня целиком, я не могла с этим ничего поделать, только проглотить».

Терапия помогла Александре осознать, что у нее есть голос и она должна бороться за себя.

Александра, 27 лет, Клуж: «Меня вдохновили занятия с терапевтом, и я начала на работе отвечать на критику, защищать себя и отстаивать свои принципы, требовать уважения. В скором времени после начала этой борьбы, я уволилась».

Александра говорит, что каждый день она учится преодолевать свои страхи, не позволять им мешать ей следовать своим мечтам.

Александра, 27 лет, Клуж: «Раньше страх сковывал меня — я замирала, как олененок перед автомобилем, сейчас я все еще чувствую это ежедневно, но пытаюсь прислушаться и понять — могу ли отважиться двигаться дальше, рука об руку со страхом».

Психологи уверены, что говорить о своих страхах — полезно. Когда близкий человек выслушает и как бы разделит эти чувства, мы почувствуем себя чуть менее одинокими. Вновь рассказывает Инна Красножон:

Инна Красножон: «Чем больше мы скрываем наши травмы, проблемы, страхи, храним все это внутри, тем они становятся крепче, нарастают, будто мы надуваем воздушный шар, который в конце концов обязательно лопнет».

Петру 46 лет, живет он в Кишиневе. На протяжении жизни он переживал разные страхи.

Петру, 46 лет, Кишинев: «Сейчас, вот совсем недавно осознал, что боюсь смерти, уже 4-5 месяцев это ощущаю, и, наверное, это связано с возрастом. Когда мне исполнилось 45, вот уже и 46, возможно, это своего рода кризис среднего возраста. Понял, что жизнь быстротечна. Это шаблонное выражение, я понимаю, но еще 10 лет назад, в 35 лет, я защищал докторскую диссертацию и чувствовал себя «на волне». Задумался, что если так быстро пролетели эти 10 лет, следующий десяток также пролетит, если не быстрее. Мне стало страшно, что я ничего после себя не оставлю, чего-то ценного, важного, того, что действительно стоит оставить. Тогда я написал о своих ощущениях лучшему другу, моему ровеснику, он позвонил мне и мы поговорили по-дружески о возрастном кризисе, который я сейчас переживаю».

Исследование, проведенное Magenta Consulting в 2011 году, посвящено страхам и фобиям, с которыми сталкиваются жители Молдовы. 74 процента респондентов признали, что испытывают по меньшей мере один какой-нибудь страх. Данные Американской психиатрической ассоциации показывают, что женщины вдвое чаще страдают от различных фобий, нежели мужчины. Существуют различия и в типах страхов. Среди женщин преобладают страхи различных существ, природных явлений и особых ситуаций. Среди мужчин и женщин примерно одинаково распространены боязнь крови, инъекций и телесных повреждений.

Истории, рассказанные в этом выпуске подкаста, подтверждают эту теорию. Наш почтовый ящик переполнен историями и свидетельствами пережитых страхов, и большинство этих писем от женщин, мужчин уговорить рассказать об этом сложнее. И даже когда они не прочь поделиться своими переживаниями, им сложнее подобрать нужные слова. Но все мы испытываем эти чувства. Шесть базовых эмоций есть в словаре каждого человека, почему же мужчинам так сложно об этом говорить? Причины кроются в предрассудках, навязанных обществом, в котором мы выросли, — говорит психолог Инна Красножон.

Инна Красножон: «Более продолжительные исследования показывают, что мужчины скрывают чувство страха, и страдают от этого. Статистика говорит нам о том, что на самоубийство решаются чаще мужчины. У многих мужчин развиваются психозы, неврозы, но они не готовы признать, что не умеют управлять эмоциями, им часто даже бывает стыдно признать, что они боятся».

И если так важно уметь говорить о своих страхах, мы решили рассказать немного о себе.

Наталья: «Мне страшно находиться в толпе, из которой невозможно выбраться. Поняла я это во время короткой поездки в Киев несколько лет назад. Впервые оказалась в метро, выйти мне нужно было на станции Майдан Незалежности (Площадь независимости). Не знаю, бывал ли кто-то из наших слушателей там, но, по моим ощущениям, это невероятно огромная станция. Очень глубокая, и выход там — один. Морозный декабрьский вечер, люди стремились поскорее домой. Когда я вышла из поезда, людской поток просто подхватил меня. Помню, как ноги мои невольно шагали вперед, я задирала голову, пытаясь поглубже вдохнуть, становилось тяжело дышать. Казалось, что я не выберусь оттуда никогда, подъем на эскалаторе длился вечность. Вышла из метро я прямо посреди площади, и там тоже было полно людей — протестующих Евромайдана, было уже совсем темно. Морозный воздух и энергия протеста немного взбодрили, я пришла в себя. Сейчас с любопытством вспоминаю панику, охватившую меня в подземке, после этого я не испытывала таких ощущений в метро, но с тех пор я все же его не особо любила.

Напугала меня, скорее всего, невозможность контролировать ситуацию, неизвестность того, куда вынесет меня этот живой поток, и то, что все это происходило под землей, на глубине десятков метров. Этот страх немного несвойственен журналистам, все-таки не раз мне приходилось вести репортажи с протестов. Не скажу, что потом это как-то мешало работе, просто я стала осторожнее относиться к тому, что меня окружает. Стараюсь не оказываться в гуще толпы без четкого плана того, как я буду выбираться, и если случится оказаться в такой западне, знаю, как нужно дышать и сохранять спокойствие. Когда я уже уехала в Кишинев, на Майдане начались столкновения. Так что, могло быть и хуже».

Виктория: «Я боюсь летать. Этот страх проник в мою жизнь в последние несколько лет и никак не связан с каким-либо травмирующим опытом. Сейчас мне даже не верится, что в 18 лет я летела совершенно спокойно на Филиппины на конференцию. Сейчас, спустя 10 лет, ощущения совсем иные. К перелету я начинаю готовиться за пару недель. В день вылета постоянно сверяюсь с погодой, слежу за скоростью ветра и думаю, сможет ли самолет взлететь, когда моросит дождь? Во время полета всегда очень внимательно слушаю сообщения командира экипажа, всматриваюсь в лица стюардесс, в моменты крайней тревоги мне кажется, что они что-то скрывают и с этим ничего невозможно поделать. Мне нравится когда шасси самолета касаются земли — словно кто-то подарил мне второй шанс на жизнь. Это чувство благодарности не очень устойчивое и совсем недолгое, как и во многих других ситуациях, которые случаются сами собой, а мы их воспринимаем как должное».

Мы благодарим всех, кто рассказал нам о своих ощущениях и переживаниях, и тем самым помог подготовить этот выпуск подкаста. Спасибо Александра, Кристи, Диана, Валерия, Алекс, Анна, Аурелия, Ана-Мария, Александру, Екатерина, Андрей, Инеса, Максим, Анастасия, Юлия, Мэдэлина, Петру, Сорин, Виталие и Теодора!

Послушаем фрагменты их историй. Надеемся, что в нужный момент и у вас хватить решимости рассказать о своих тревогах и страхах,  как сделали это они:

Анна, 31 год, Кишинев: «Одна из самых давних моих фобий — страх темноты. В раннем детстве я боялась выходить ночью из дома во двор, страшно было пойти куда-то в темное время суток, испытывала ужас от всего, что было связано с темнотой».

Кристи, 21 год, Бельцы: «Я боялся ночью выйти из одной комнаты в другую, пойти на кухню выпить воды, сходить в туалет. Нередко этот страх мешал мне выйти вечером погулять с друзьями, бывать с ними в городе ночью».

Инеса, 54 года, Кишинев: «Не скажу, что сейчас идя по улице ночью, я совсем ничего не боюсь, но это точно не страх чего-то  сверхъестественного. Я, скорее, побиваюсь плохих людей.

Максим, 18 лет, Дрокия: «Мой самый большой страх — не справиться с тем, что я задумал».

Алина, 26 лет, Кишинев: «В лицее я очень усердно и много училась, но часто, когда приходила домой, страдала, боялась не справиться, плакала».

Анастасия, 28 лет, Кишинев: «Еще я боюсь закрытых пространств. Это банально, но меня действительно охватывает ужас, когда я вхожу в лифт или оказываюсь в маленькой комнате, где мне приходится быть одной, кого-то ждать».

Аурелия, 35 лет, Кишинев: «Мои постоянные страхи в последние восемь лет, с тех пор, как я стала мамой, связаны с детьми. Страх, что может что-то случится с ними, с их здоровьем, телесных повреждений. С началом пандемии и карантина, все эти тревоги обострились. Просыпалась ночью с сильным сердцебиением, в поту, очень встревоженной».

Диана, 28 лет, Кишинев: «Последние недели меня одолевает страх показаться неинтересной людям, которые интересны мне. Боюсь, все то, что делает меня привлекательной в первые дни общения — юмор, самоирония, какие-то интересы — будут недостаточными и незначительными в будущем.

Виталие, 41 год, Кишинев: «Я стал чаще задумываться о смерти, о пенсии. Чувствую, что не успел сделать все, что задумал, и поэтому со мной ничего не должно случиться, по крайней мере — пока. Именно об этом я сказал своей семье два года назад в самолете, возвращаясь с острова Крит — в полете происходили какие-то странные проблемы, и самолет вынуждено вернулся в Ираклион. В салоне появился дым или пар, двигатели выключились, мы будто падали, все запаниковали. Но я почему-то был твердо уверен в том, что все закончится хорошо, что еще не пришло время — не так уже и легко избавиться от этой жизни».

Теодора, 18 лет, Оргеев: «Самый сильный страх у меня — быть отвергнутой. Когда мне было 14 лет, я впервые попыталась найти ответ в Google — как избавиться от этого, но нашла только статьи о страхе мальчиков при знакомстве с красивыми девочками и несколько цитат, которые подходят больше для репостов в Фейсбуке. «Делайте то, чего боитесь, и страх исчезнет». Красивая цитата, но не более того. Со временем страх овладевает тобой, то есть становится нормой, — так было со мной, пока количество человек, отказавших мне, не приблизилось к полусотне. Это было на моей первой работе, работала я бухгалтером. Мне нужно было сверить документы: позвонить бухгалтерам и сравнить остатки. Пообещала себе быть очень вежливой, но ответы были примерно такими: «Нет, сейчас не могу, занята». После сорока таких «нет, занята» понимаешь, что тебе уже настолько стыдно, что уже не имеет значения откажут тебе или ответят, эта мысль придала мне смелости. Потом я долго размышляла об этом, пыталась найти нужные слова, чтобы описать произошедшее. И тогда я вернулась к той красивой цитате четырехлетней давности: «Делайте то, чего боитесь, и страх исчезнет».


Эпизод создан при поддержке Швейцарского бюро по сотрудничеству в Республике Молдова. Выраженные мнения необязательно отражают точку зрения доноров.

Подкаст Sunt Bine — часть крупного проекта по продвижению ментального здоровья, который реализует молодёжная сеть равного обучения Y-PEER Moldova.

Comentarii